When Actions Diverge from Intentions

Let's talk about a special type of desires that are quite often addressed in psychological practice.

11 March, 2024

Русский текст под английским.

Let's talk about a special type of desires that are quite often addressed in psychological practice.

Let's call them intellectual desires because they are born intellectually in the mind.

So, intellectual desires are "needs" that arise due to the discrepancy between the actual Self and its idealized representation. For example, many people envision themselves as quite successful professionally and having a family. And then, as time goes on, it may turn out that there are no outstanding professional achievements, and you haven't started a family, etc. And, of course, we have a desire to rectify what doesn't align with our vision and plans.

But intellectual "desires" do not always coincide with what a person strives for "in real actions."

For example, a woman may say she wants to start a family. But in her real behavior, she may show almost no interest in men as such — not meeting new people, only communicating with an established circle of friends, preferring exclusively "female" forms of leisure, etc. Or, for example, the desire to have a child may be combined in actions with active career growth, entering into new deals, increasing professional responsibilities, etc.

This effect often occurs with people in minor matters, when they've set out to do something and then failed to do it. At this moment, there may be subjective dissatisfaction with oneself, irritation at one's own weakness — "I wanted this so much! Why didn't I do it, how could I let myself down like this?"

However, by looking inside ourselves, we can often easily find that what seemed "desirable" actually does not evoke sufficient emotional enthusiasm either at the bodily or at the semantic level.

And vice versa, everyone can recall those moments when you sincerely want something (and such a craving can arise not only for pleasant things) — to the point where any effort doesn't seem like an obstacle, you can't help but do it, and even if achieving the result is delayed, you come up with soothing explanations for yourself as to why it's still worth continuing. This is what good, sustainable internal motivation is.

A person usually realizes the behavior to which they are more motivated. By observing our behavior, we can learn about our real, rather than just "imagined," motivation.

The paradox of intellectual desires lies in the fact that, on the one hand, if they are realized, a person will treat themselves better because they will achieve something significant for themselves. But at the same time, such desires are rarely realized because they are not strong enough to determine the real behavior necessary to achieve them.

Therefore, before convincing ourselves to start running in the mornings before work, and scolding ourselves when it doesn't work out, it is useful to soberly assess our own real Self and the real hierarchy of life meanings. It is precisely the understanding of our real Self that allows us to understand and predict with maximum accuracy whether we can implement this or that task in real life that we have inspiringly devised for ourselves. And also to understand in what circumstances and with what preliminary adjustments our new ideas can be realized in reality, not just in our bright dreams.

Когда действия расходятся с намерениями?

Поговорим об особой разновидности желаний, по поводу которых обращаются довольно часто в психологической практике.

Назовем их интеллектуальные желания, потому что они порождены умственно в голове.

Так вот, интеллектуальные желания — это такие, «потребности», которые рождаются из-за несоответствия актуального Я, своему идеализированному представлению. Например, многие представляют себя довольно успешными профессионально и имеющими семью. А потом по мере продолжения может оказаться, что нет выдающихся профессиональных результатов, семьей вы не обзавелись и т.д. И конечно же у нас появляется желание исправить неугодное нашему взору и планам.

Но умственные «желания» не всегда совпадают с тем, к чему стремиться человек «в реальных действиях».

Например, женщина может говорить, что хочет создать семью. Но при этом в своем реальном поведении практически не интересоваться мужчинами как таковыми — не знакомиться с новыми людьми, общаться только с уже сложившимся кругом подруг, предпочитать исключительно «женские» формы отдыха и т.д. Или например транслируемое желание иметь ребенка может совмещаться на действиях с активным карьерным ростом, заключением новых сделок, увеличением профессиональных нагрузок и т.д.

Этот эффект часто случается с людьми в мелочах, когда что-то наметил себе, а потом так и не смог этого сделать. В этот момент может появиться субъективное недовольство собой, раздражение, за свою слабость – «Я же так хотел! Почему же не сделал, как я мог так себя подвести».

При этом, посмотрев внутрь себя, часто можно легко обнаружить — то что, казалось, «желанным» на самом деле не вызывает достаточного эмоционального воодушевления ни на уровне телесности, ни на уровне смысловом.

И наоборот, каждый сможет вспомнить те моменты, когда хочется искренне (причем такая тяга может возникнуть не только к приятным вещам) — настолько, что любые усилия не кажутся преградой, не можешь не делать, и даже если достижение результата затягивается, сам придумываешь себе успокаивающие объяснения, почему все равно стоит продолжать. Это и есть хорошая устойчивая внутренняя мотивация.

Человек обычно реализует то поведение, мотивации к которому у него больше. Наблюдая за своим поведением можно узнать свою реальную, а не просто «надуманную» мотивацию.

Парадокс интеллектуальных желаний заключается в том, что, с одной стороны, если их удастся реализовать, то человек станет лучше к себе относиться, поскольку он добьется чего-то значимого для себя. Но в то же время такие желания редко реализуются в силу того, что они не являются достаточно сильными, чтобы определять реальное поведение, необходимое для их достижения.

Поэтому прежде чем убеждать себя начать бегать по утрам перед работой, и ругаться на себя, когда это не удастся, полезно трезво оценить собственное реальное Я и реальную иерархию жизненных смыслов. Именно постижение своего реального Я позволяет нам понять и максимальной точностью предсказать, сможем ли мы в реальной жизни воплотить то или иное задание, которое сами себе вдохновенно придумали. А также понять в каких обстоятельствах и при каких предварительных перестройках наши новые идеи на свой счет могут быть воплощены на самом деле, а не только в наших светлых мечтах.

About me

Maria Dolgopolova – a certified clinical and a jungian psychologist (Moscow Association of Analytical Psychology, an IAAP training candidate studying in CGJung Institute in Zurich) with a background in gestalt therapy (Moscow Institute of Gestalt and Psychodrama, Gestalt Associates Training Los Angeles) and in psychoanalysis of object relations.

marianifontovna@gmail.com

+7 903 542 9177 (Telegram, WhatsApp)

t.me/jungianpsy