Эфир на радио будь — «В плену у хандры». Часть 3

Как справляться с собой, когда ничто не радует, ничего не хочется, нападает апатия и подавленное настроение, невозможно себя заставить хоть что-либо делать. Мария расскажет о психологических механизмах, регулирующих смену внутренних состояний. А также мы поговорим о том, что можно предпринять для того, чтобы лучше себя понять в такие моменты, и о возможностях «реабилитации».

21 February, 2024

Анна Белавина: Мы снова в эфире. У нас сегодня увлекательная тема «В плену у хандры», и Мария Долгополова, специалист частной практики, сертифицированный клинический психолог, создатель авторского интернет-проекта о психологии mariadolgopolova.ru, рассказывает нам, как же выйти из этого депрессивного состояния, как в него лучше не попадать, а если попадаешь, как его не бояться. Я вот так вот суммирую наш разговор.

Мария рассказала нам о том, что это нормально время от времени испытывать те или иные состояния хандры, назовем это так, не будем, да, Мария, называть это депрессией, чтобы не пугаться самим этого слова? Что это нормально вообще с нами случается, и в течение дня может происходить, и сезонные могут быть смены настроений, которые мы называем депрессией, а давайте лучше называть хандрой. И причины этих настроений, смены таких настроений, может быть, как мы уже обсудили, это горевание, то есть переживание, потеря либо близких, либо расставаний, либо вынужденная какая-то смена работы или какой-то образ жизни, скажем. Могут быть внутренние потери, когда человек начинает себя чувствовать иначе, о себе думать иначе начинает. Я правильно поняла, Мария, вас, да?

Мария Долгополова: Меняются, да, его какие-то представления, его самоощущения.

Анна Белавина: Это может быть психологический кризис, который происходит у нас каждые 7 лет, мы уже отсчитали, до 77 лет. И можно к нему подготовиться. Это хорошая новость, уважаемые радиослушатели. К нему можно морально подготовиться и обрасти определенными связями и такими, как сказать, «бамперами» для переживания этого кризиса.

И мы еще поговорили о том, что есть еще такие секреты, которые важно знать в лицо, то, что может привести к такому состоянию хандры.

Мария Долгополова: Да. Во-первых, это может быть еще эмоциональное выгорание, это так сейчас принято называть. Оно заключается в том, что если на человека постоянно идет большая нагрузка, больше, чем он может вынести, то это правомерно называть стрессом и организм сначала реагирует на стресс мобилизацией своих ресурсов, затем идет некоторая фаза резистентности организма, то есть когда мы включены, когда у нас все получается и вроде бы все в порядке, но после фазы резистентности, если нагрузка слишком большая, то наступает фаза истощения. И тогда это уже такое состояние, которое переживается как депрессивное, сил действительно нету. И их по факту нету.

Анна Белавина: То есть люди, когда себя ругают, есть такие трудоголики, человек работал, работал, делал, делал, и вдруг все, у него силы кончились. И люди начинают себя очень сильно осуждать в этот момент, вот что же я такой недееспособный. Кстати говоря, у меня есть близкие друзья, которые действительно себе тащат целый воз каких-то профессиональных обязанностей и обязанностей в семье, и потом в какой-то момент у них случается именно такое выгорание, когда у человека совершенно нет сил. И человек начинает себя обвинять, что же я еще совершенно молодой, почему у меня нет сил, это какое-то безобразие. А на самом деле, это совершенно логичный процесс, да, вот как мы видим.

Мария Долгополова: Да, это быстрее всего корректируется отдыхом.

Анна Белавина: То есть просто нужно всё бросить, лечь как овощ на диван или уехать куда-то на море, на песочек, на пляж?

Мария Долгополова: Это да, но ещё бывает полезно, что… После моря и пляжа человек всё равно вернётся на свою работу. И иногда ещё полезно думать в том крыле, что всё-таки важно подумать над оптимизацией иногда расходов энергии, да, чтобы до такого не доводить…

Еще у нас осталось аутоагрессия и расстройство адаптации.

Анна Белавина: Ой, а это что такой за зверь страшный?

Мария Долгополова: Ну, расстройство адаптации — это на самом деле диагноз из психиатрии. Он состоит в том, что он проявляется примерно так же, как диагноз депрессии, но у него есть один момент. Если адаптационная задача будет решена, то все симптомы довольно стремительно пройдут.

Анна Белавина: То есть адаптироваться к чему? К новой работе? К новому месту жительства, как мы зачитывали письмо девушки? Или что? К чему адаптироваться?

Мария Долгополова: Будет ли расстройство адаптации зависеть от многих факторов. И при вроде бы похожих внешних обстоятельствах может случиться расстройство адаптации, а может не случиться.

Ну, например, человек учился в ВУЗе, и потом он закончил ВУЗ, ему нужно найти работу. И, допустим, у него есть определенные требования к работе, и он ее целенаправленно ищет и тратит на это 8 месяцев. Ну, после чего находит эту работу. А кто-то за эти 8 месяцев может впасть в довольно серьезное такое, около психиатрическое уже состояние. Это будет расстройство адаптации, тревога по поводу этой невозможности.

Анна Белавина: Угу, понятно. Мы поговорили о тех причинах, которые могут вызвать состояние депрессии. Будем его так называть. А есть еще такое распространенное убеждение у людей по поводу плохого настроения или по поводу каких-то возникающих депрессивных состояний. Что человек обязан просто справиться с ними самостоятельно. То есть вот, ну если нормальный человек, как обычно говорят друзья, возьми себя в руки, ну что ж, ты же нормальный человек, да? Как, что тут посоветовать? Действительно ли это так? Или все-таки нужно применять, может быть, успокаивающие, там, я не знаю, чаи или более серьезные средства, идти к психологу? Или все-таки достаточно у человека внутренних резервов, чтобы самому преодолеть вот это состояние?

Мария Долгополова: Здесь важно оценить всё-таки как-то по-честному для себя, справляюсь я или не справляюсь. Если больше похоже, субъективно, на «не справляюсь», то, конечно, лучше привлечь как можно больше ресурсов к помощи себе. Это могут быть как поиск поддержки среди людей, если это такое возможно.

Например, чем больше табуированных тем для какого-то конкретного человека, тем больше риски, что он эти вопросы будет переваривать внутри себя один очень долго, очень мучительно.

Анна Белавина: Табуированных это вы имеете в виду, закрытых для, как сказать, обычного светского вечера. То есть он для себя считает эти темы невозможными к обсуждению, да?

Мария Долгополова: Да, по каким-то причинам человек уверен, что эту тему нельзя обсуждать ни с кем. Это абсолютно неприемлемо для него.

Анна Белавина: А какие это могут быть темы? Ну, я не говорю, темы личной жизни. Понятно, что не с каждым человеком ты будешь это обсуждать и спрашивать, какие у него изменения в личной жизни. А что может быть вот такими серьезными темами, которые вызывают вот гнетущие ощущения?

Мария Долгополова: Это зависит от конкретного круга общения, но в принципе тема смерти часто сильно табуирована. При этом она интересует людей практически во всех возрастах.

Анна Белавина: И что тогда делать с этим?

Мария Долгополова: Точно не стоит обсуждать такие спорные и табуированные темы с теми, кто не готов их обсуждать и тоже считает какими-то неприемлемыми и из ряда вон выходящими. Но полезно поискать людей, которые тоже про указанную тему готовы говорить, готовы ее исследовать, потому что может появиться и ощущение понятости, и какое-то такое... Чувственное удовлетворение, что ты не один, не в изоляции.

Анна Белавина: То есть найти человека, который может касаться этих же тем, и с ним, грубо говоря, как-то это проговорить, да?

Мария Долгополова: Как-то развить эту тему, да. То есть в совместном творчестве, в совместном разговорном.

Анна Белавина: Написать картину на эту тему, например, сочинить музыку, что тоже вполне себе? Все поэты начинали с хандры, впадали в хандру и потом писали какие-то замечательные произведения или песни. Это способ разрешения конфликта. Пишите больше песен, сейчас по весне особенно.

Мария Долгополова: Хороший вариант самопомощи.

Анна Белавина: Хороший вариант, да. А вот еще, Мария, вы говорили о перенаправлении энергии из внешнего мира во внутреннюю реальность. Это вот что за способ решения проблем своих?

Мария Долгополова: Это просто такой механизм, который может случиться. Например, бывают такие социальные контексты, в которых какой-то член семьи не обязан много взаимодействовать с внешним миром. Это, например, дети, которые не работают и не учатся. Это могут быть взрослые женщины, у которых еще нет детей, или они не планируют детей, но которых, в принципе, от внешнего мира защищают мужчины.

Анна Белавина: А, ну домохозяйка, грубо говоря, женщина-домохозяйка, да?

Мария Долгополова: Домохозяйки, насколько мне известно, негативный ассоциативный подсмысл.

Анна Белавина: Ну да, женщина, занимающаяся домом, сыном.

Мария Долгополова: Не занимающаяся самопродвижением, самозащитой, самофинансированием.

Анна Белавина: И в этом случае что делать, если человек попадает в депрессию?

Мария Долгополова: Если человеку не нужно себя остро защищать от социума и как-то с ним коммуницировать на границе контакта, то внутренняя реальность может начать вызывать там все больше и больше интереса, чем внешняя.

Анна Белавина: То есть человек пребывает в каких-то своих мечтах?

Мария Долгополова: Можно назвать это и мечтами, но скорее мое слово — это в своем внутреннем мире.

Анна Белавина: То есть человек живет в своем внутреннем мире, который он себе создал как-то внутри себя, придумал какой-то мир, да? И он практически не выходит во внешнюю среду. И это тоже может быть причиной депрессии, я правильно понимаю?

Мария Долгополова: Тут спорно. Здесь еще меньше хочется употреблять слово «депрессия» без комментариев, потому что это еще большой вопрос, нравится ли человеку такое состояние. А если оно ему все-таки не нравится, то не нравится чем? Здесь очень важно не навешать своих предположений и проекций, чем ему может не нравиться, а не тебе на его месте.

Анна Белавина: Как все сложно, Мария, давайте все-таки послушаем музыку и попробуем как-то переварить вот эту всю огромную массу информации, которой вы нас сейчас нагрузили.

Анна Белавина: Ну что ж, возвращаемся в студию, говорим сегодня о депрессии. Вы видите, у нас ее вот прямо нет и следа. Мы с Марией Долгополовой, сертифицированным клиническим психологом, специалистом частной практики, бодры и веселы. И мы обсуждаем, как эту весну провести с пользой и как не впасть нам ни в какую абсолютно депрессию. Мария Долгополова — создатель авторского интернет-проекта о психологии, рассказала нам, как нам распознать, что, собственно, является депрессией, и что является ее причинами, и как нам, зная уже, можно сказать, врага в лицо, выбраться из этой ситуации. Правильно я поняла, Мария?

То есть вот все эти признаки, о которых вы говорили, они нужны именно для того, чтобы понять, что с вами происходит.

Мария Долгополова: Очень важно, да, распознать в первую очередь, на что опираться, потому что это основа того, чтобы искать выходы из сложившейся ситуации.

Анна Белавина: Ну что ж, я предлагаю сейчас перейти к вопросам наших слушателей и на основе заданных вопросов подвести итоги, потому что мы много теоретически сейчас проговорили, ведь все-таки жизненная ситуация всегда вносит какие-то свои коррективы, и это уже нужно применительно к жизненным ситуациям. Спасибо нашим слушателям, кто прислал вопросы. Например, есть такой вопрос.

Пишут: «Мария, здравствуйте!» Все здороваются, все помнят вашу предыдущую передачу.

Мария Долгополова: Очень приятно, спасибо.

Анна Белавина: И задают такие вопросы: «Как не зациклиться на уже произошедшей неприятности и серьезной ситуации? Если обычные способы переключиться, то есть заняться другим делом, погулять, сосчитать до 10 не помогают. Как не стать заложником гнетущей проблемы?»

Мария Долгополова: Если разобрать самим собой случившуюся ситуацию, то, как правило, ситуация психикой закрывается, и яркий признак этого — то, что она нами не вспоминается. Если мы по-прежнему что-то вспоминаем, значит, мы упустили какую-то важную деталь, или случившаяся ситуация поставила перед нами какой-то важный вопрос, на который мы не нашли для себя ответ. И здесь очень сложно как-то подсказать алгоритм этого процесса, но я все-таки попробую.

И тоже такой короткий полукоментарий. Это то, что часто делают психологи для своих клиентов и родители для своих детей. Что если ребенок подходит, и он о чем-то говорит, и даже если кажется, что он 10 раз говорит об одном и том же, то очень важно его не останавливать. Значит, он еще не нашел свою необходимую деталь, тот ответ, на который…

Анна Белавина: То есть он так много говорит, чтобы найти ответ.

Мария Долгополова: Да. И лучшее, что может сделать взрослый, это попробовать повернуть эту тему еще каким-то способом. С как-то с другой стороны. И тогда рано или поздно это отваливается.

Анна Белавина: То есть это касается не только детей, наверное, и взрослых тоже, как значимой проблемы. Человек говорит, что «уже столько мы об этом говорили, но сколько можно об одном и том же?!» А вот надо об одном и том же, да?

Мария Долгополова: Применительно к нашей слушательнице, я бы предложила ей задуматься на тем, какие чувства она испытала в этой ситуации, к кому направлены эти чувства. Скорее всего, если это значимая ситуация, там было много чувств к разным людям. И потом попробовать посмотреть, какие вопросы возникли у нее в связи с этой ситуацией, чему ее научил этот опыт? И это может быть какое-то негативное научение, в том числе.

Анна Белавина: То есть не закрываться от этой ситуации, а ее обсудить с кем-то лучше всего, да? Я правильно понимаю?

Мария Долгополова: Либо с кем-то, либо с самим собой, поискать больше информации.

Анна Белавина: Есть еще такой вопрос. Скажите, если внешняя среда запускает внутренние процессы, можно ведь сделать и наоборот? Это вот тоже наши слушатели задают такие вопросы. Например, что делать, если нужно быстро успокоиться, прийти в себя? Как вывести себя из уныния и как в принципе сохранить чистоту сознания, не домысливая, не сгущая события в жизни? Это как бы в продолжении предыдущего вопроса. То есть человек, я так понимаю, ищет механизм. Если у нас внешняя среда, что-то нас снаружи расстроило и запустило внутренние процессы. Можно ли сделать наоборот? То есть себя внутри успокоить, и соответственно внешняя среда откликнется тем же.

Мария Долгополова: Это зависит от того, что именно происходит со слушательницей. Если, например, это тревога перед каким-то важным событием, выступлением или просто предстоит какой-то значимый разговор, то это один круг рекомендаций. Их можно так и искать, как подготовиться к важному событию. А если она имеет в виду, например, то, что по вечерам или в свободное время с ней начало случаться такое тревожное, мрачное состояние, то это совсем другой круг рекомендаций на тот же вопрос. Если это вторая ситуация, то полезно не держать эту неудовлетворенность генерализованной, посмотреть, попробовать разбить это на А, Б и В, что ее беспокоит, что ее конкретно тяготит.

Анна Белавина: То есть написать по пунктам, чтобы это не было одним таким нарастающим комком раздражения или страха или какого-то негативного чувства, а попытаться вычленить составляющие этого?

Мария Долгополова: Да, все верно.

Анна Белавина: Что ж, очень интересно. Вот еще вопрос тоже. Опять благодарят, Мария, за то, что вы провели передачу интересную в прошлый раз и пишут, что недавно с интересом слушали вас на радио, ждут новую встречу с вами. И скажите, каковы признаки кризиса среднего возраста? Кто чаще подвержен ему, мужчины или женщины? Чем опасно это состояние, как перестать зацикливаться на нем? И можно ли этот период времени с легкостью пережить? Ну, это перекликается как раз с нашим разговором, но тем не менее давайте мы, как в плане итога, немножко еще об этом поговорим.

Мария Долгополова: Признаки такие, что старые цели и смыслы больше не зажигают, сложно заниматься делами в прежнем объеме, вдохновение пропадает, но при этом пока что нет значимых изменений в образе жизни. Глобально работа и семья остаются в том же режиме. Может появиться ощущение, что не сидится на месте, постоянно в голове какой-то анализ, сравнение, оценка, воспоминания и фантазии. И всё это на фоне появившейся неудовлетворенности, не имеющей такого очерченного предмета.

Анна Белавина: То есть, ну, прямо сон каких-то впечатлений и событий.

Мария Долгополова: Да, всё верно. Он ждёт всех. Кризис среднего возраста. Может пройти гладко или более остро. Мы об этом чуть раньше говорили. Проявления могут быть разные. И мы также говорили про то, что не только кризис среднего возраста нас ждет.

Чем опасно? Если не выполнять добросовестную работу поиска и переосмысления ценностей, то в общем-то результатом на выходе из кризиса может быть переживание собственной бесполезности или отсутствие перспектив, ориентиров. Может быть вторичная алкоголизация на почве этих выводов, каких-то негласных.

Анна Белавина: То есть он требует, кризис среднего возраста требует определенной проработки честной, я правильно понимаю?

Мария Долгополова: Да, требует честного поиска, поиска новых смыслов, новых опор.

Анна Белавина: И еще один вопрос. Может быть, мы успеем? Мария, у нас уже, к сожалению, передача подходит к концу. Вот спрашивают, как весна влияет на эмоциональное состояние человека? Дайте несколько советов, как выйти из зимней эмоциональной ямы. Ну вот это, собственно, итог нашего разговора.

Мария Долгополова: Если исключить горе, эмоциональное выгорание, потерю опор, внутренний конфликт, необходимость самоопределения, аутоагрессию и неудачу в адаптации, то мотивацию придают действия. И здесь важно соблазнить себя что-то начать делать. Можно попробовать стимулировать себя сначала делать только наиболее приятное, чтобы как-то раскачаться, включиться и постепенно набирать обороты, выполнять разную деятельность, не только самую приятную, но и какую-то тоже нужную и полезную, но не самую веселую.

Анна Белавина: Да, мы подводим итог, что самое главное не оставаться в этом состоянии депрессии, а куда-то двигаться и пытаться что-то делать. Я вот правильно же поняла, после анализа, естественно, этих всех состояний?

Мария Долгополова: Ну, упадать и увядать — нет, не надо.

Анна Белавина: Ну что ж, мы еще раз благодарим Марию Долгополову, сертифицированного клинического психолога, специалиста частной практики, создателя авторского интернет-проекта о психологии mariadolgopolova.ru

Мария, спасибо вам большое за беседу. Я хотела прочитать еще то, что один из наших слушателей написал. Уже не в качестве вопроса, а в качестве такого итога. Написал наш слушатель: «Считаю, что лучший способ избежать депрессию — быть в состоянии любви. Или я не прав?» Наверное, вот это вот главное — быть в состоянии любви?

Мария Долгополова: У меня есть короткий комментарий, если там есть время. Если использовать другого человека как таблетку от каких-то состояний, в том числе и депрессивных, то это немножко некорректно, но в то же время способность самому любить кого-то, человека, дело, своего ребенка, она является мощнейшим буфером против депрессивных состояний.

Анна Белавина: Ну что ж, любви вам, наши уважаемые радиослушатели Эко Радио «Будь!».

About me

Maria Dolgopolova – a certified clinical and a jungian psychologist (Moscow Association of Analytical Psychology, an IAAP training candidate studying in CGJung Institute in Zurich) with a background in gestalt therapy (Moscow Institute of Gestalt and Psychodrama, Gestalt Associates Training Los Angeles) and in psychoanalysis of object relations.

marianifontovna@gmail.com

+7 903 542 9177 (Telegram, WhatsApp)

t.me/jungianpsy